Стальная орхидея: история из жизни легендарной Марлен Дитрих

Актриса приехала в советский Ленинград, когда ей уже минуло 60, благодаря ее антипатии к нацизму, в СССР Марлен была принята с распростертыми объятиями. Дитрих выражала свою позицию довольно смело — выступала на фронте, давала концерты перед солдатами.

В Ленинграде она совершила поступок, о котором до сих пор помнят и которым восхищаются.

Марлен считала писателя Паустовского одним из величайших, а его рассказ “Телеграмма” — лучшим из прочитанного. В Ленинграде актриса захотела встретиться с писателем.

Совсем больного Паустовского привезли на концерт и великая звезда встала перед ним на колени прямо на сцене.

Так Марлен выразила свое преклонение, восхищение великим писателем.

Сам рассказ не содержит ничего из ряда вон выходящего — описаны чувства старушки, которая ждет дочь в деревне и ход мыслей самой дочери. Приходит момент, когда дочь понимает, что чувствует мать, ощущает потребность и летит к ней, но приезжает уже на похороны. Простой сюжет, лаконичное исполнение, но экспрессивная Марлен преклоняет колени.

Многие посчитали ее поступок экзальтацией.

Дочь Марлен тоже написала книгу, в которой описала мать как психически нездоровую алкоголичку, помешанную на мужчинах. Эта сумасшедшая звонила в пансион каждый день и не по разу. Скупала охапки цветов на день рождения дочери. Ей было даже стыдно перед соседками. Дочь признавала, что Марлен по своему любила ее, но недостаточно и неправильно. Ей хотелось совсем другого. В конце дочь вывела — мать не любила, как актрису не уважала.

Любовь, наверное, очень индивидуальна, страшнее всего быть отвергнутым и отвергать самому, не позволять себе и себя любить.

В конце жизни Марлен Дитрих была не в состоянии оплатить счета. Но никогда не просила о помощи.

Книгу дочери Дитрих читала, считала, что в ней мало скандальных эпизодов, на такой много не заработаешь. Что чувствовала при этом — теперь уже не узнать никому.

Ремарк называл эту женщину “стальной орхидеей”, был влюблен, считал королевой.

Возможно, несмотря на потерянное королевство, Марлен так и осталась королевой. Не опустилась до разборок с дочерью, спокойно приняла ее книгу. Возможно ждала ее до последнего как старушка из рассказа Паустовского. Не зря же Хемингуэй и Ремарк стояли в ее личном рейтинге после Константина Паустовского.

Adblock
detector