Естественность или пластика: как выглядят женщины ровесницы с пластикой и без неё

Натурэль или пластика? 19 пар знаменитых женщин-ровесниц

А вы верите, что Памела Андерсон и Джулия Робертс ровесницы? Робертс предпочитает натуральные средства омоложения, Андерсон не скрывает свой опыт обращения к пластическим хирургам.

Осуждать никого мы не собираемся. Мы предлагаем сравнить естественную и “сделанную” внешность на примере звезд одного возраста.

На фото слева — актрисы, которые не скрывают, что ложились под нож пластического хирурга. Справа — те, кто поддерживает красоту менее радикальными способами.

Рене Зэльвегер — Кристи Тарлингтон (41 год; 1969)
Они обе бесспорно талантливы и обаятельны. Большой “возрастной”разницы в их внешности нет. У Рене менее заметны мимические морщинки, хотя они не уменьшают очарования Кристи.


Донателла Версаче — Джуди Дэвис (63 года; 1955)
Не нам судить, как нужно красиво стареть — ведь мы там еще не были. Безусловно, эти две великие женщины заслуживают уважения не за внешность.


Дэрил Ханна — Джулиана Мур (58 лет;1960)
Их внешность говорит только об одном: все, что они делают — приносит им удовольствие. И даже пластические операции, безусловно, пошли на пользу.


Карла Бруни — Мари Белло (51 год; 1967)
Карла — именно тот случай, когда действия профессионала сыграли в пользу клиентки, улучшив не только внешность, но самооценку. Хотя в естественном подходе Марии есть своя изюминка.


Тара Рид — Кейт Уинслет (43 года; 1975)
Эти две актрисы своей внешностью доказывают, что после сорока жизнь только начинается.


Ума Турман — Рэйчел Вайс (48 лет; 1970)
Этим двум женщинам нет повода скрывать свой возраст за тоннами косметики. Ума и Рэйчел — обе поклонницы натурального макияжа с небольшими акцентами на прелестях. И это несмотря на то, что дорожки их косметологов вряд ли пересекуться, ведь первая пользуется помощью пластических хирургов, а другая обходится без них.


Мелания Трамп — Дженифер Конелли (48 лет; 1970)
Первую леди обсуждать просто неприлично, но то, что она всегда выглядит потрясающе — сомнений нет. Как нет сомнений и в обаянии зеленоглазой Дженифер Конелли.

Кортни Кокс — Мишель Фейрли (54 года; 1964)
Кортни Кокс — пример удачных пластических операций, когда доктор оказался настоящим профи. Мишель Фейрли не раз признавалась, что не собирается на подобные эксперименты. Обе женщины не жалуются на проблемы в карьере и в личной жизни, значит они выбрали правильные методы ухода за собой.


Ким Бессинджер — Исабель Юппер (65 лет;1953)
Эти женщины — секс-символы 80-х. И можно констатировать их высокий рейтинг среди красавиц своей возрастной категории. А что выбрать — борьбу с возрастом при помощи подтяжек и ботокса или полное самопринятие, решает только сама женщина.


Мелани Гриффит — Глэдис Португез (61 год; 1957)
Многие желтые издания долго “смаковали” неудачный опыт пластики Мелани Гриффит. Это сравнение Мелани и Глэдис станет примером и уроком для многих женщин, что молодость вернуть невозможно, а вот навредить внешности и здоровью есть все шансы.


Эмануэль Беар — Ингеборга Дапкунайте (55 лет; 1963)

Бывают ситуации, когда, перешагнув рубеж середины жизни, женщина с головой окунается в жалость об утраченной юности. Если вовремя не остановится, такая гонка за юным лицом обернется не только отсутствием мимики и эмоций. Это может в итоге привести к депрессии и необходимой помощи уже других специалистов. Просто сравните “живость” лиц Эмануэль Беар и Ингеборги Дапкунайте — вы поймете, о чем идет речь.


Памела Андерсон — Джулия Робертс (51 год; 1967)
Популярность этих женщин ставит под вопрос преимущество натуральной красоты над “кукольной”.


Джессика Лэнг — Мерил Стрип (69 лет; 1949)
Эти до сих пор ведут активную жизнь, снимаются в кино и не собираются на пенсию. Джессика Лэнг считала, что в жизни нужно попробовать все, вот к подтяжку лица с ботоксом испробовала. Мерил Стрип в свои 69 предпочла горные лыжи и плавание пластическим операциям.


Присцилла Пресли — Хелен Миррен (72 года; 1945)
Что мы знаем про 72 года? Ничего, а они это уже проживают… И кто знает, что предпочтем на их месте мы — застывшую юность без мимики или живое лицо с признаками возраста?


Сандра Баллок и Моника Белуччи (54 года;1964)
Этим кареглазым красоткам любой образ будет к лицу. А секреты их косметологических приключений оцените сами.


Синди Кроуфорд — Сальма Хайек (52 года; 1966)
Есть женщины с хорошей генетикой. И некоторые женщины используют генетический подарок в свою пользу. Синди Кроуфорд и Сальма Хайек никогда не были белыми воронами. А сегодня налицо факт гармонии генетики и некоторых преобразований, в случае Синди, подтяжки и ринопластика. Сальма отдала свое лицо в руки профессиональных косметологов и диетологов.


Мадонна — Шэрон Стоун (60 лет; 1958)
Эти две героини своего времени и своего вида искусства в комментариях по поводу внешности не нуждаются. Единственное, что заметно — “натуральность” внешности.


Тори Спелинг — Хайди Клум (45 лет; 1973)
Эти дамы разительно отличаются внешностью. Неудачные эксперименты с внешностью чуть не стоили Тори жизни. Несмотря на это, Тори — мать пятерых детей и заботливая супруга. И к тому же она с достоинством несет звездное звание своего отца. О личной жизни дивы подиумов такого не скажешь. При таких сравнениях внешность уходит на последний план…


Меган Фокс — Александра Даддарио (32 года; 1986)
Они молоды умны и харизматичны. Их популярности позавидуют многие зрелые дамы. Молодость все еще играет в их пользу. Меган Фокс выбрала путь пластики для поддержания красоты, и ее решение пошло ей на пользу. Хотя натуральность Александры Доддарио также привлекает внимание поклонников. Обе дамы не обделены харизмой, талантом и мужским вниманием.

А вы за натуральность или пластику?

По материалам

Adblock detector
Яндекс.Метрика